Прохожий (zh_an) wrote,
Прохожий
zh_an

Categories:

Дело о пропавшем умельце

Я и Ощерлок завтракали.

Трапеза, поданная нам заботами миссис Гадсон, как всегда, заслуживала пристального

внимания: ковыряясь в омлете с грибами, я старался заметить красные ломтики с белыми

крапинками в своей тарелке прежде, чем они попадут в мой рот.

- Итак, Удодсон, вы больше не рассчитываете найти горшок с золотом лепрекона? – подал

голос Ощерлок.

Я едва не подавился. В самом деле, одно время эта идея занимала мое воображение, и я

даже предпринял некоторые шаги к ее осуществлению. Однако обстоятельства сложились так, что

мне пришлось отказаться от столь заманчивого способа поправить дела. При этом я не болтлив и

не делился замыслами ни с кем, кроме своих немногочисленных подельников. В силу многих

причин, Ощерлок в их число не входил.

- Как вы догадались? – сдержанно поинтересовался я. – Кажется, я не ставил вас в

известность об этой маленькой затее. Вы умеете читать мысли?

Ощерлок выпустил кольцо дыма и пророкотал:

- Это совсем просто и не требует умения копаться в чужих мозгах, оставляя уродливые

шрамы на исследуемом черепе. Всего лишь цепочка рассуждений. Первое: для того, чтобы

заполучить горшок с золотом, нужно обязательно иметь при себе редкий клевер-четырехлистник,

а так же обладать навыками ведения боя, дабы сходу не стать жертвой лепрекона. Второе: вы

неплохой вояка, Удодсон, но скверный травник. Третье: некоторое время назад вы свели тесное

знакомство с МакКакингом, который зачастил к вам с визитами. Несколько раз вы с ним

засиживались допоздна, и он был вынужден оставаться тут на ночлег. Четвертое: обидеть

МакКакинга, этого размазню-ботаника, способна крупная муха; зато в отличие от вас он

разбирается в растениях не хуже друида и уж, верно, мог бы раздобыть клевер о четырех

лепестках. Пятое: в последнюю ночевку МакКакинга под нашими стенами взахлеб выл брауни; в

замке были миссис Гадсон, я, вы и ваш гость. Мы трое, постоянные обитатели, все еще на этом

свете, МакКакинг же поутру убыл и больше не возвращался… а ведь брауни не ошибаются, не так

ли? Увы, в мире хватает бед, а люди смертны. Шестое: начался новый месяц, и я внес свою долю

золота нашей хозяйке за проживание, а вы, если верить ее брюзжанию, нет. Седьмое: вы не

добрались до золота лепреконов и, скорее всего, в ближайшее время уповать вам не на что.

- Действительно, просто, - уязвленно согласился я. – Хотя вы могли бы остановиться на

«пятом».

Мой сосед ощерился во всю пасть и, довольный, растянулся перед очагом.

- Не обижайтесь, Удодсон, - сказал он примирительно. – Я не хотел вас задеть. Просто мой

ум изнывает от безделья, и я готов использовать любую возможность, чтобы дать ему работу.

Я вновь сосредоточился на трапезе.

* * *

Многие удивляются тому, что рыцарь вроде меня решил жить под одной крышей с

драконом. Скажу, что у подобного соседства есть как недостатки, так и преимущества.

Вернувшись из последнего похода за славой и добычей, в котором мне досталось скудное

количество того и другого, я мог похвастаться лишь ранами да вмятинами на доспехах. Вопрос

жилья стоял передо мной остро, поэтому к полученным от трактирщика сведениям, что некий

обитатель замка в Берсеркер-трип ищет компаньона, я отнесся со вниманием. Поначалу меня

немного смутило, что искатель – дракон, но личная встреча многое прояснила.

- Я вижу, что вы недавно из Кальянистана, - заявил Ощерлок, когда мы впервые увиделись,

и я назвал себя. – Ранены, небогаты. То, что мне нужно. Если решите, что мое общество вам

подходит, буду рад видеть вас соседом. Расходы распределим так…

Ощерлок сделал очень выгодное предложение, от которого было трудно отказаться.

- Но почему? В чем ваш интерес? – допытывался я.

- Никакого секрета. Хозяйка замка, который меня приютил, миссис Гадсон, та еще карга,

но, как ни странно, урожденная принцесса. Это обстоятельство, а также то, что я дракон,

заставляет пришлых паладинов с удручающей регулярностью бросать мне вызов – преломить

копье и все такое. Рыцарь, который поселится рядом, будет для них явным знаком того, что мне

есть с кем вести поединки. А ваши раны и стесненные обстоятельства гарантируют, что вы сами

не станете ежедневно вызывать меня на смертный бой.

Я согласился, что это разумный подход.

- Должен признать, что у меня есть привычки, способные доставить неудобства

окружающим, - продолжил Ощерлок. – Как вы могли заметить, я изрядно дымлю.

Я успокоил его, что и сам не прочь окружить себя клубами табачного дыма.

- Кроме того, я занимаюсь алхимией, - добавил мой собеседник.

- Если это занятие приносит золото, я готов потерпеть, - парировал я.

- И еще. Время от времени на меня находит меланхолия, и я тяготею к музыке.

Я пожал плечами и ответил, что считаю добрый военный марш отличным средством

против меланхолии, а всякий марш – это в изрядном смысле музыка.

- Кажется, мы поладим, - сделал вывод Ощерлок, и мы ударили лапами по рукам.

* * *

- Забыл спросить, как Ощерлок догадался, что я прибыл из Кальянистана, - поведал я

позже трактирщику, благодаря его за пригодившиеся мне сведения.

- Многие хотели бы знать, как он это делает, - кивнул тот. – Некоторые считают, что у него

вместо глаза магический хрустальный шар, в котором видно прошлое и будущее. Ясно одно: этот

господин никогда не ошибается.

Так я поселился в Берсеркер-трип.

Мне потребовалось немного времени, чтобы приноровиться к Ощерлоку. Его

алхимические опыты почти не досаждали мне, если не считать того случая, когда он превратил

мои бронзовые шпоры в олово. С музыкой оказалось сложнее. Ночью, впервые услышав

заунывные звуки под сводами, я предположил, что замок наполнился фамильными привидениями,

которые вдруг решили хором пожаловаться на загробное прозябание. Направившись на встречу с

неведомым, я обнаружил вместо сонма безутешных фантомов хандрящего Ощерлока. Рассеянно

потирая зазубринами на лапах о подкрылки, он издавал эти вызывающие зубную боль рулады,

которым мог научиться лишь в детстве у сверчка из каморки какого-нибудь нищего шарманщика.

- Вам тоже не спится, Удодсон? – сочувственно поинтересовался он, заметив меня.

Я счел за лучшее не вступать в обсуждение его сольных способностей.

Вернувшись в свою комнату, я заткнул уши клочками пакли и нахлобучил на голову шлем

с опущенным забралом.

К счастью, кручинился Ощерлок редко. Он не любил унывать.

Зато любил устраивать беспорядок, в котором сам, надо признать, прекрасно

ориентировался. Так, в принадлежавшей ему персидской туфле хранилась не трофейная нога

какого-нибудь воинственного сарацина, а «рука славы», откромсанная у безымянного висельника.

Счета от миссис Гадсон Ощерлок бросал в камин, а мой табак ссыпал в угольное ведро, ядовито

замечая, что вся эта горючая труха – из одного гербария. Меня это беспокоило. Я не без оснований

полагал, что в подобном хаосе может сгинуть что угодно.

- Ощерлок, - не выдержал я однажды. – Кажется, кавардак в нашей обители уже способен

поглощать не только вещи, но и людей. Вот, скажем, ваши гости. Мальчишка-оборванец, нищий с

деревянной ногой и старуха в лохмотьях – это лишь за последний месяц. Все они прошли в вашу

часть замка, но никто из них не выбрался назад.

Ощерлок удивленно откликнулся:

- Вот уж не думал, что вы следите за такими пустяками, Удодсон. Видите ли, мой

бдительный друг, все эти люди – я. Мои выдающиеся способности к преображению ввели вас в

заблуждение. Покинуть замок мои визитеры не могли, так как я и они – одно целое. Хотите? Я

покажу вам деревянную ногу. Кажется, ее очередь сгореть в камине еще не подошла.

Нога меня не заинтересовала.

- В конце концов, «tu quid edas»*, - пробормотал Ощерлок, ковырнув когтем между

клыками.

Я не вполне понял незнакомое выражение, но небрежный жест Ощерлока явно

демонстрировал, что мелкий инцидент не заслуживает пристального внимания. Конечно, вполне

возможно, я что-то упустил. Ощерлок как-то раз уже эффектно продемонстрировал, что моя

наблюдательность порой дает сбои и никак не может сравниться с драконьей.

- Сколько раз вы смотрели на замок миссис Гадсон снаружи? – спросил он тогда.

- Пожалуй, не менее пары сотен раз.

- А сколько у него зубцов на башнях?

- Шесть-семь дюжин?

- Двенадцать дюжин, или ровно сто сорок четыре штуки! Вот в чем разниц между нами,

Удодсон: вы просто смотрели на него, а я наблюдал.

- Вы наблюдали с высоты своего полета, когда зубцы как на ладони, - обиделся я. – А мне

они снизу и видны-то не все, тем более, что лестница на главную башню наглухо заколочена.

- Вы придираетесь к мелочам, - поморщился Ощерлок. – А я говорю о принципе. Ведь, в

принципе, вы могли бы их сосчитать, если б поднялись по неровностям наружной стены или

разыскали пергаменты со строительными чертежами. И истина открылась бы вам, как земля –

моряку на верхушке мачты.

Последние слова напомнили мне о былой загадке.

- Кстати, давно хотел спросить, Ощерлок. Как вы при первой встрече узнали, что я недавно

из Кальянистана?

- Снова умение наблюдать: из вашего кармана торчала табачная упаковка – желтый ярлык,

на нем маленькие пирамиды и пальмы, большой верблюд в центре. В наших краях такого не

найдешь, если только не привезешь его с собой из…

- Понятно, - кивнул я. – Проще простого, и никаких чудес.

- Недаром древние жрецы скрывали, как они предсказывали разливы рек и тому подобные

события. Едва был опубликован первый общедоступный календарь, с ними перестали считаться.

Эх, Удодсон, вы сейчас вынули кирпич из фундамента моего совершенного храма.

Вот так мы и сосуществовали.

____________________________________________________________________________________

* «Ты то, что ты ешь» (лат.)

____________________________________________________________________________________

ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММЕНТАРИЯХ

Tags: Драконы и др., Шерлок Х. и д-р В.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments