Прохожий (zh_an) wrote,
Прохожий
zh_an

Categories:

Сражение

Прыжок в сторону, ложный выпад, поворот, удар мечом. Камни хрустят под ногами. Дракон выбрасывает навстречу лапу, клинок отбивается шипастым наростом на суставе. Рыцарь тяжело дышит, пот течет у него по лбу и жжет глаза. Солнца не видно в булыжных тучах.
- Смерть порождению мрака! – орет рыцарь. Голос его сорван.
На горле дракона дрожит кожа. Дракон распахивает пасть, дыхание его отдает гарью. Рыцарю видно, как распластывается язык, как сжимается – красная с черным – глотка. Времени почти не остается. Если дотянуться мечом… Если вонзить клинок в нёбо… Пальцы рыцаря прилипли к рукояти меча. Подскочить, чуть присесть, подогнув колено, опустить руки, выставить острие – и ткнуть снизу вверх! В глотке дракона загорается пожарный отблеск – пламя пышет в рыцаря, и света становится много, слишком много.

Меч выписывает зигзаг столь стремительно, что тянет за собой слюдяную пластину тусклого блеска. Дракон вдруг вздымается на задние лапы – на несколько мгновений брюхо его становится уязвимым, зато теперь чудище может разить огнем с высоты. Рыцарь в ярости скрипит зубами – боль его ран притуплена ражем битвы, однако силы тают, тают. Пламя льется на рыцаря, тот размахивается и кидает щит, словно крышку от котла, целясь в чувствительную ноздрю. Дракон, свирепея, забывает об осторожности, тянется к противнику передними лапами, теряет равновесие, валится вперед. Рыцарь вопит и держит меч в позиции «единорог». Лезвие принимает на себя удар, скрежещет по чешуе, проскальзывает в щель между пластинами и вонзается в плоть дракона.

Там, где кончаются камни, земля превратилась в грязь от пролитой крови. Ноги скользят в месиве. Рыцарь, теснимый драконом, отступил от каменной площадки – теперь ему приходится туго, тяжелые латы мешают держать равновесие. Однако иной раз жижа помогает рыцарю – смягчает падение, когда тот валится в нее спиной. Рыцарь сгибает колени, отчаянно упирается в землю пятками и отъезжает назад – на камне такой трюк ему не удался бы. Дракон промахивается.
Видя, как барахтается противник, дракон допускает ошибку: излишне доверяется выгоде своего положения. Рыцарь замечает, что для него открывается чешуйчатый бок, и пользуется возможностью – делает рывок. Иззубренный меч еще достаточно остер, чтобы одолеть броню там, где она истончается, переходя с ребер на брюхо. Рыцарь вопит, дракон ревет. Меч вспарывает плоть, а сзади к рыцарю несется драконий хвост – живой кистень-шестопер, способный содрать с плеч голову и расплющить тело.

Прыжок, выпад, поворот. Хруст камней под ногами. Дракон отражает удар меча роговой мозолью на суставе. Перед рыцарем распахивается пасть - в глотке дракона клокочет огонь.
- Стой! – кричит рыцарь. – Остановись!
Он бросается в сторону, дракон отрыгивает язык пламени.
- Погоди же! – вопит рыцарь, отступая. – Ты что, не чувствуешь? Здесь что-то не так!
Дракон пытается дотянуться до рыцаря, но тот уворачивается.
- Смотри, - кричит он, - я опускаю меч!
Клинок звенит, вонзаясь в расселину. Рыцарь показывает пустые ладони.
- Трус! – рокочет дракон. – Трусу нет пощады!
- Глупая тварь! – рыцарь выходит из себя. – А ведь болтают, будто драконы мудры!
Уязвленный дракон изгибает шею и вопрошает:
- Что ты хочешь мне сказать?
- Когда мы начали бой?
- Нынче в полдень. Ты пытаешься выиграть время?
- Нет! На чьей стороне был перевес?
- На моей! – дракон презрительно фыркает. – Я загнал тебя на край скалы. Ты сорвался с нее.
- Да?
- Ты разбился, как яйцо! Будь я голоден, мне пришлось бы слизывать тебя с камней.
- Припоминаю. Это та скала, на которой ты корчился, околевая, с пронзенным сердцем?
- Именно. Что?!..
Дракон щерит зубы и опасно царапает камень когтями.
- Я рассек тебе горло. Ты растоптал меня, - продолжает рыцарь. – Точно, теперь я вспомнил почти все. Ты меня спалил – я долго умирал без кожи. Я поразил тебя в глаз и проткнул мечом мозг. А, все-таки, кто был первым?
- Что это значит? – ярится дракон.
Вместо объяснений рыцарь спрашивает:
- Когда ты в последний раз видел принцессу?
- Я вижу ее ежедневно, - рычит дракон раздраженно. – Я ее охраняю.
- Да, я помню: ты страж. Но – когда?
- Сегодня утром! Она готовилась отойти ко сну! Я пожелал ей…
Дракон умолкает, потом продолжает удивленно:
- А ведь это был вечер. В самом деле… Солнце садилось за распахнутым окном. И птицы в листве…
Рыцарь и дракон, не сговариваясь, смотрят на скалы – там торчат искореженные черные стволы, догола ощипанные злым ветром. В низких косматых тучах – ни проблеска.
- Во что она была одета? – спрашивает рыцарь. – Что она тебе сказала? Ты помнишь ее лицо?
Дракон медленно соображает, потом в ярости хлещет хвостом по валуну рядом с рыцарем:
- Ты пытаешься меня заколдовать! Что это за чары?
- Подожди! – рыцарь отгораживается от него рукой с растопыренными пальцами, садится, сжимает виски грязными руками:
- Теперь, когда мы прекратили бой, и у нас вдруг появилось время подумать, я вдруг понял, что в моей голове засело непонятное слово. Не могу объяснить, где я его услышал, и что оно означает.
Он поднимает на дракона взгляд измученных глаз и с тоской спрашивает:
- Ты не знаешь случайно, что такое «Вальхалла»?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments