Прохожий (zh_an) wrote,
Прохожий
zh_an

Профессор Адамс и Марианская впадина

Профессор Адамс был настоящим безумным ученым – со вздыбленной волнами седою шевелюрой, густобровым, предпочитавшим надевать лабораторный халат поверх полосатого костюма. От прочих безумных ученых его отличали блестящие организаторские способности и умение доставать деньги для реализации своих фантастических проектов.
Профессор интересовался всем на свете и добился поразительных результатов во многих научных направлениях. Это он запустил к Солнцу космический аппарат в виде бублика, укрытого линзой-щитом – солнечные лучи, проходя через гигантскую лупу, фокусировались в конусный поток, который угождал в дырку и не плавил металлический корпус (в дороге кончик светового конуса скользнул по случайной комете и взорвал ее, засыпав маршрут обломками и сделав его непроходимым для последователей лет на пятьсот). Это он вживил рыбам голосовые связки и получил самых болтливых на свете созданий, пожелавших выговориться за всю свою историю бессловесного существования. Это он изобрел нетающий лед для коктейлей и отправил партию установок для его производства в Африку, в результате чего в Сахаре вымерзли верблюды, зато получило распространение катание на коньках.
На сей раз профессор Адамс увлекся океанской пучиной. Целью его стало покорение Марианской впадины – самого глубоководного места на планете.
- Чем вас так привлекла эта дыра? – спрашивали вездесущие журналисты.
- Тем, что я могу сунуть в нее свой нос, - отвечал профессор.
Ответ приводил прессу в неизменный восторг.
Профессор Адамс развил бурную деятельность. Он заручился поддержкой ООН, ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ. Финансирование потекло со всех сторон – профессор заключил контракт с Соединенными Штатами на поиски залежей нефти, Ирак обещал оплатить исследования, подтверждающие, что нефти в провале нет; извечные соперники - Всемирное географическое общество и Международная ассоциация географов - перевели взносы в фонд профессора для разрешения давнего спора: чьи значения глубины на картах точнее; Ватикан выделил грант под отыскание доказательств, свидетельствующих о наличии ада, низвергнутого Творцом в бездну; телевизионные каналы, радиостанции и газеты приняли участие в аукционе, на котором раскупили права ведения эксклюзивных репортажей, рекламодатели не остались в стороне и вложили средства в кампанию, надеясь на грядущую прибыль.
Огромный корпус управляемого зонда был откован на заводе Круппа; толщина стен, защищавших оборудование, казалась чудовищной. Объективы скрылись под несокрушимыми иллюминаторами, зонд оброс гребными винтами, рулями глубины и водяными соплами, увесистые наружные манипуляторы скрючились в особых пазах. Профессор решал проблемы одну за другой – он разработал систему канатов для подвешивания зонда и придумал остроумный способ крепления кабелей управления и питания, позволяющий компенсировать невообразимый вес двенадцатикилометровой пуповины. Никакой корабль не смог бы нести подобную конструкцию, и в Тихом океане вырос плавучий остров – гигантская платформа на непотопляемых понтонах. Профессор Адамс лично руководил монтажными работами – его фигура мелькала тут и там, голос яростно поторапливал сборщиков. Тихий океан, обескураженный напором профессора, оправдывал свое имя и вел себя на редкость смирно, не мешая подготовке.
Наконец, все было сделано. В утро погружения платформа заполнилась новоприбывшими участниками. Корабли приникли к пирсам, в воздухе кружили вертолеты – все это напоминало муравьев и мошек, осаждающих оброненное в лужицу печенье. Верхушка зонда поднималась над поверхностью бассейна в центре платформы – все остальное, свисая ниже, было скрыто под водой – погруженные камеры транслировали изображения с различных ракурсов на многочисленные мониторы.
- Начинаем! – крикнул профессор Адамс. Толпа ахнула.
Двигатели загудели, многокилометровые змеи в стальной оплетке заскользили с барабанов, исчезая в океане. Зонд ушел вниз, вода в бассейне вскипела.
- Господа! – начал профессор Адамс импровизированную лекцию. – Под нами – самое глубокое место Мирового океана. Марианский желоб – это щель в океанском дне, ее длина полторы тысячи, а глубина – семь километров. В этом же желобе имеется шахта – ее низ находится на расстоянии более одиннадцати километров от поверхности. Мой зонд скользнет по краю желоба и уйдет во впадину, продолжив спуск до тех пор, пока мы не увидим дно мира.
Операторы снимали, репортеры бормотали в микрофоны. Барабаны продолжали мерно вращаться.
Какое-то время водолазы и батискафы следили за зондом, но вскоре им пришлось отстать. Мониторы, связанные с объективами зонда, показывали океан изнутри – сначала из виду пропали водоросли, потом, по мере ослабления света, рыбы. Спустя какое-то время камеры вперились в пустоту. Прожекторы напрасно сияли – изменений не было.
Через несколько часов журналисты устали пялиться в экраны и передавать в эфир одну и ту же информацию – новости отсутствовали. Барабаны сбрасывали виток за витком. Зонд стремился вниз.
Голос профессора Адамса прозвучал неожиданно:
- Внимание, господа! Зонд почти достиг нижней отметки.
Экраны были черны, изредка в них мелькали размытые белесые пятна – похоже, камера отслеживала стену впадины. Вдруг запищал аварийный зуммер, моторы барабанов завыли. Люди встрепенулись.
- Что случилось?
- Похоже, господа, зонд наткнулся на препятствие. Возможно, это значит, что он у цели.
Профессор щелкал переключателями на пульте управления. На барабанах заскрипели тормоза – нужно было остановить тросы и кабели, чтобы они, догоняя замерший зонд, не опутали его беспорядочными петлями.
- Попробуем немного вернуться.
Барабаны дрогнули в реверсе, зонд дернулся. Платформу мягко качнуло. Тревожный ропот заглушил работу моторов.
- Без паники, господа! – приказал профессор. – Зонд по-прежнему зафиксирован. Мне необходимо сдвинуть его с места. Пристегнитесь – мы входим в зону турбулентности.
Следующий час заставил журналистов позеленеть. Платформа ходила ходуном, барабаны дергались туда-сюда, тросы то натягивались, то ослаблялись. Профессор запускал винты зонда, вращал рулями и даже пытался использовать манипуляторы, чтобы оттолкнутся от грунта – все было напрасно.
- Похоже, мы кого-то поймали на крючок, - пробормотал один из телевизионщиков.
- Больше напоминает, что этот кто-то поймал нас, - откликнулся его коллега.
Через пять минут эти слова стали достоянием всех присутствовавших. Началась паника.
- Тихо! – взревел профессор Адамс. Он по-прежнему возился с управлением. Где-то в глубине зонд дергался изо всех своих механических сил, канаты стонали. Стали слышны крики людей, требовавших, чтобы профессор немедленно прекратил опасные старания.
Внезапно зонд, пытавшийся подняться, вырвался из плена.
- Так-то! – погрозил профессор кулаком, обращаясь к волнам. Раздались аплодисменты. Операторы снимали все подряд.
Спустя короткое время океан под платформой словно присел – ощущение было, как в падающем скоростном лифте. Потом вода поднялась горой.
Платформу швырнуло вверх. Вертолеты испуганно брызнули в разные стороны, корабли разметало. Металл рвался, люди вопили, кабели рвались, рассыпая искры. Во все стороны от искореженной платформы кольцевым валом побежала к горизонту волна.
- Связь! Дайте связь с берегом! – проорал профессор. Волосы его были всклокочены сильнее обычного, рукав халата почти оторвался.
Два радиста перевели приемники на аварийное питание и, включив громкоговорители, принялись наперебой шарить по частотам. В эфире царило смятение. Дикторы – те из них, кто еще были способны на связную речь – сообщали о повсеместных землетрясениях. Фудзи, Везувий, Этна, Кракатау выли, выбрасывая пепел и магму. Сейсмографы во всем мире обезумели. Военные силы уведомили о волне цунами, почти подошедшей к Японии, Тайваню, Филиппинам. Западный берег Северной Америки ожидал своей участи.
- Ради всего святого! – завопил кто-то на платформе. – Что вы натворили?
- Да! Да! – понеслось отовсюду. – Объясните немедленно!
- Кажется, я начинаю понимать, - произнес профессор. Лицо его освещалось умеренным пожаром. – Еще полтораста лет назад многие ученые предполагали, что планета Земля – огромный живой организм. Потом от этой гипотезы отказались, но окончательно опровергнута она не была.
Профессора внимательно слушали.
- Мой зонд, проникший в мокрое устье, воздействовал своими подвижными органами на его сокровенные глубины. Вам это ничего не напоминает?
Все напряженно молчали.
Профессор победно вскинул руку:
- Это же очевидно. Я не знаю, насколько бурной была молодость Земли, однако сегодня планету пробрало основательно. Похоже, нынче старушка достигла своего первого оргазма за прошедший миллион лет.
Tags: Антинаучная фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments