Прохожий (zh_an) wrote,
Прохожий
zh_an

Из "Рассказов о событиях необычайных"

Некий Цзай, студент, проживавший во времена правления под девизом «Разделение и Властвование», как-то зимним утром повстречал в поле незнакомца. Тот приветствовал Цзая и завел с ним разговор, причем речи его были самыми учтивыми, и вид он имел господина благородного, образованного. Цзай отвечал, и незнакомец, восхищенный его суждениями, произнес: «Вы, несомненно, человек ученый. Если вы пожелаете снизойти до дружбы со мной, никчемным, то я осмелюсь пригласить вас нынче вечером к себе в дом». Цзай, смущенный и обрадованный, ответил согласием и поинтересовался, куда ему приходить. «Буду ждать вас на этом же месте с наступлением темноты, - сказал незнакомец с улыбкой. – Думаю, к этому времени дом будет построен». Цзай решил было, что это шутка, но незнакомец добавил: «Если вдруг вечером у вас возникнут сомнения, спросите господина Ли – и вас тотчас же с почетом проводят ко мне».

Вечером Цзай явился на место. И что же? Стоит перед ним ледяной чертог. У ворот, перед высоким забором, толпятся слуги в пестрых одеждах. Увидали Цзая и с сердитыми криками «Хей! Хей!» поспешили к нему. Цзай, испугавшись, назвал имя Ли. Слуги склонились почтительно и распахнули створки.
Господин Ли принял Цзая внутри. Принесли вино и закуски. Цзай, пораженный, рассматривал убранство. Все здесь было ледяным и обладало редкостной красотой и изяществом. Ли, посмеиваясь, объяснил: «Недостойный обучился этому искусству в дальних северных землях».
Цзай и Ли подружились, и студент стал частым гостем в ледяном доме.
Так прошло два или три месяца. В один из дней в дверь Цзая постучали. Цзай выглянул – на пороге стоял его друг Ли. «Увы, - произнес Ли со вздохом, - теплый весенний ветер принес мне убыток. Мой ледяной дом разрушен. Смею ли я просить позволения воспользоваться на время вашим гостеприимством? Я отослал слуг и домашних, но дела требуют моего присутствия в этих краях». Цзай, разумеется, отвечал согласием.
Вечер прошел в приятной беседе, и чайник с вином совершил несколько кругов.
Ночью же Цзай проснулся от тяжести в груди. В темноте показалось ему, будто его кто-то душит. Пощупал – длинная шерсть, и дыхание – сю-сю! – так и посвистывает! Цзай испугался, вывернулся, запалил свечу – никого. Едва лег, как снова покой его был нарушен. Вдруг полетела в него домашняя утварь. Цзай окликнул Ли – то не отозвался. Так продолжалось до рассвета.
Утром Цзай подошел к постели Ли и увидел, что она пуста. Тут же по углу комнаты прокатились какие-то белые куски, и жбан с водой опрокинулся Цзаю на голову. В панике Цзай выскочил на улицу.
Понял Цзай, что дом его стал обителью лиса, и решил обратиться за помощью к соседу Во, слывшему забиякой. Тот выслушал его и направился к дому Цзая, на ходу засучивая рукава. Цзай поторопился следом. Едва они приблизились к дверям, как чей-то голос прокричал изнутри:

В казнилище Нож-Горы
Режут на тысячу тысяч частей.
Будь ты хоть трижды храбрец –
Пощады вовек не дождешься!


Забияка Во, устрашившись, бросился прочь, теряя сандалии.
Цзай заплакал и направился к воину Мэню-Черному медведю, жившему неподалеку. Ему изложил он свою жалобу. Мэнь-Черный медведь схватил меч и поспешил к дому Цзая. Но и на этот раз, когда Мэнь и Цзай подошли, голос прокричал изнутри:

В казнилище Нож-Горы
Режут на тысячу тысяч частей.
Будь ты хоть трижды храбрец –
Пощады вовек не дождешься!


Мэнь уронил меч и отступил. Цзай, оставшись один, снова заплакал, о днако вспомнил, что в соседнем селении живет даос по имени Гао, прозванный за вспыльчивый норов Красным Петухом. Даос этот преуспел в изгании бесов. Вздыхая, Цзай собрался в дорогу.
Едва Цзай вошел в дом даоса, тот крикнул: «Эй! Что это ты притащил с собой лисий дух?»
Цзай, плача, поведал свою беду.
Гао рассвирепел: «Как посмела эта тварь отплатить неблагодарностью за гостеприимство?» При этом он так замахнулся бамбуковым посохом, что Цзай в страхе закрылся руками. Обмакнув кисть в киноварь, Гао одним росчерком нарисовал на бумаге красного петуха и отдал рисунок Цзаю. «Это талисман, - сказал Гао, - защитит тебя». Цзай кланялся и благодарил.
Когда Цзай вернулся к родному порогу, голос прокричал ему изнутри:

В казнилище Нож-Горы
Режут на тысячу тысяч частей.
Будь ты хоть трижды храбрец –
Пощады вовек не дождешься!


В тот же миг красный петух соскочил с бумажного листа и скрылся за дверью. Раздался страшный шум, и вскоре из дома выскочил побежденный лис.
Цзай не знал, как благодарить даоса. Он отнес ему штуку желтого шелка, поклонился и почтительно сказал, что отныне двери его дома всегда открыты для Гао Красного Петуха.
Тем все и кончилось.

Рассказчик истории добавит следующее.
Не успел избавиться от лиса – открывает двери красному петуху. Кто будет следующим – дракон?
Да и что это за привычка – зазывать к себе в дом мужчин? Этот студент – уж не из тех ли, кто привыкли отрывать рукав от халата? Странно, странно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments